А нам, тунеядцам, только и остаётся…

А нам, тунеядцам, только и остаётся…
Отойди от копытца, братец —
Сказку читал в детстве?
С кем бы таким напиться,
Чтоб заодно подраться?
Всякое может статься,
Пока мы с тобой не старцы.

А нам, невезучим, только и потеряться
Каплей в тяжёлой туче,
Кто же верней спрячет?
Знаешь, одной лучше —
Сядешь, сидишь — плачешь…
Вся моя жизнь вкратце —
Не отличить от прочих.

Вся моя жизнь — сказка,
Где серый волк — братец.
Вся моя жизнь — враки,
Из топора каша.
Время лечить ранки,
Время менять маски…
Ну, надевай ранец!
Дальше идём, дальше.

1 января

Есть хочу. Светло и кротко
На столе постновогоднем
Дожидается селёдка
Баба Ксения в исподнем
Тщетно будит дядю Петю
Солнце всем лениво светит
Винегретными очами
Всякий люд с утра печален
Занят странными вещами
Перечитывает книгу
Видит фигу. Баба Ксеня
Умерла в двадцатом веке
За столом светло и пусто
Грустно.

И неожиданной печалью

И неожиданной печалью
Ударит вечер воскресенья
Похмелье прошлого веселья
Похмелье радости вчерашней
А по итогу — всё как раньше

И это ранит неуместно
И в голове темно и тесно
И за окном темно и пусто
И на душе внезапно грустно
И не подскажут буби-крести

Когда бежать стоять на месте
Куда бежать. Зачем. Спокойно
Передавайте на проезды
Трамвай идёт четыре такта
Не дайте неуместным фактам

Правдиво рисовать картину
Река переборола тину
Мы строим будущее чётко
Пока отплясывал чечётку
Состав качнулся и отчалил

Тоску не побороть печалью
Реальность где ты до свиданья
Вернёшься из дороги дальней
Проси обратного билета
И хочется дожить до лета

Переживая воскресенье…

Никого не бьют

Никого не бьют
просто так
Далеко ещё
до зимы
Утекает город
в кабак
Из домашней тёплой
тюрьмы

За окном тоски
полумрак
Словно пёс сорвался
с цепи
Никого не бьют
просто так
Потерпи ещё
потерпи

Мужчины с голыми ногами

Мужчины с голыми ногами
Идут огромными шагами
Волна расходится кругами
От камня, брошенного вниз

Мы обещаниям не верим
И крепко запираем двери
Неотразимы люди-звери
Лети, Дюймовочка! Держись

За тайно-танцы, порно-крыши
Где люди-жабы, люди-мыши
Где всё заманчивей и выше
Всё насекомее и злей

Там современное искусство
Там ложноножки, ложночувства
Тебе ни дня не будет грустно —
Проснись и пей!

Я поведу тебя в буфет

«Я поведу тебя в музей, сказала мне сестра» С.Михалков

Мы захватили горсть конфет
И вышли за порог
Я поведу тебя в буфет
Куплю тебе пирог

В музей, конечно, хорошо
Мы были там с утра
Туда бы я ещё пошёл
Пойдёшь со мной, сестра?

Но есть закон. И для друзей
В нём исключений нет:
В какой бы ты ни шёл музей —
А попадёшь в буфет!

Самое тёмное время года

Самое тёмное время года
Время глинтвейн разливать по кружкам
Рыжим ковром трепетать по лужам
Ну же

Вспомни, что раньше всё было тоже
Необязательным, но возможным
Вижу – ты просто меняешь кожу
Жди же

Жди, когда станешь сильней и сможешь
Выйти наружу дышать до дрожи
Жёлтым и красным аллеи выжечь
Выжить

Синим от осени дни считая
Веровать, врать, раскрывая карты
Белым и хрупким болеть до марта
Мёртвым

Красною сочной живой рябиной
Каждый октябрь дворы рябили
Каждый, кого хоть когда-то били
С нами.

И вот я опять остаюсь одна

И вот я опять остаюсь одна
А дна всё не видно
Ни дна ни неба
В смешных зарисовках на тему дня
Кто был для меня и вином и хлебом
Живите тут как-нибудь без меня

И глупость младенца чиста как спирт
И женская глупость ещё невинней
Как знать с кем бы стоило
Спать и пить
С кем видеть

В глазах катастрофка
Печаль
Печать
В душе чупакабры
Бобры и выдры
Как знать
С кем бы стоило не начать
Не выбрать

коржавин видел летова

коржавин видел летова
в буфете видел летова
и этого и этого
который с бородой

а мы не просто светлые
мы солнышком согретые
мы тоже видим летова
а значит он живой

мы летние похожие
егорами серёжами
и трогаемся ветрами
и поимся водой

и радуемся тоже мы
что всех нас создал боженька
и этого и этого
который с бородой

Дети

Дети
Допили водку
Кончились
Печенюшки
Смотришь
Скептично. Вот как?
Что же
Тебя так плющит?

Ты же
Почти что Будда
В этом
Круговороте
Что ли
Помой посуду
Или найди кого-то.

Психика
Так непрочна
Станешь
Тупой и кроткой
Выйдешь
На кухню ночью —
А дети
Допили водку.

Гололёдная

Жизнь коротка, но стремиться ввысь
Свойственно каждой твари
Партия просит: «Не навернись!
Не навернись, товарищ!»

Будь ты художник, плясун, поэт
Или капусту варишь
Этой задачи важнее нет —
Не навернись, товарищ!

Злы, голодны и приносят смерть
Родины тротуары
Мы тротуарам ответим: «Нет!»
И так победим, товарищ!

Переключись на станцию любви

Переключись на станцию любви
Со станции обиды и печали
И каждый раз туда переключая
На этих ощущениях живи

Поймать радиостанцию любви
с утра — как будто выбраться из комы
И подпевать мелодии знакомой
И бабочек забвения ловить