1 января

Есть хочу. Светло и кротко
На столе постновогоднем
Дожидается селёдка
Баба Ксения в исподнем
Тщетно будит дядю Петю
Солнце всем лениво светит
Винегретными очами
Всякий люд с утра печален
Занят странными вещами
Перечитывает книгу
Видит фигу. Баба Ксеня
Умерла в двадцатом веке
За столом светло и пусто
Грустно.

Скоро помирать

Когда придёт печалька,
Которой не унять,
Подумай-ка сначала,
Что скоро помирать.

Запомни это крепко
И не кляни судьбу:
Созреешь ты, как репка –
Окажешься в гробу.

Прими судьбу, как данность,
И запиши в тетрадь:
Немного нам осталось,
И скоро помирать.

Нет повода для грусти –
Вершится вечный суд.
Нашли тебя в капусте –
Туда и отнесут.

Спешит по небу солнце,
Не повернётся вспять.
Ой, девочки, не ссорьтесь –
Нам скоро помирать!

Чумной доктор

Уходи из этого города, уходи
Уходи от его площадей,
От его глубин
От его голубей, от чумных телег,
От горящих улиц

Собери детей,
запрети визжать —
Сторожа везде напились,
лежат
Проходи,
но — всхлип кулаком зажав,
Только б не проснулись

Не дыши этим воздухом, не дыши
Не прощайся, кончено, поспеши
Эти губы черные, камыши,
Эти злые мыши

Всех оплачешь позже, беги, беги
Позабудь про сладкие пироги
В печи
и тёплые сапоги,
Если только слышишь

Не звенит над площадью благовест
Жирный пепел ляжет на всё окрест
Посмотри, красуется белый крест
На двери соседа

Время горько тикает по часам
Приближает жителей к небесам
И не жди, пока чёрный доктор сам
За тобой приедет

Хлопья пепла падают будто снег
Хоронить не хватит на всех телег
Забирай детей,
Сколько хватит сил —
Неси

Прятки

Идеальный мир, это где-то рядом
Вы должны уметь соблюдать порядок
Надевайте юбочки понарядней,
Я иду искать

Закрываем глазки, до ста считаем,
Кто нарушил правила — вылетает
На холодных личиках снег не тает
Три, четыре, пять…

Этих шей коснётся мой нежный скальпель
Я увижу Сущего в каждой капле
Я твой брат, принцесса, не надо плакать
Ты моя сестра

Будь весёлой, детка, не стоит трусить
Махакали снова нанижет бусы
Я не монстр, я лишь собираю мусор
Для её костра

Кто послушным был, заслужил награду —
Навсегда остаться со мною рядом
Я копаю медленно, аккуратно
Для тебя одной

Я вернусь сюда посмотреть «секретик»
Двадцать две… решай, будешь двадцать третьей?
Здесь вопросов нет, только лишь ответы,
Только лишь покой

Пока живем, гремим костями

Пока живем, гремим костями,
Гостями топчем свой паркет,
Бог собирает нас горстями
В огромный мусорный пакет.

И бесполезно извиняться —
Танцуй, работай, или плачь —
Он, наконец, решил прибраться,
Его достал весь этот срач.

Я съем тебя, как только ты умрешь

Корпоративный аквариум в полстены. Там золотые, серебряные рыбки и сомик. Рыбки плавают, сомик наблюдает. Молча так наблюдает, никого не трогает. А когда какая-нибудь из рыбок умирает, он ее ест. А потом опять — рыбки плавают, сомик наблюдает, она умирает — он ее ест.
Вот интересно, каково это: ты играешь, влюбляешься, спариваешься, ругаешься с коллегами, читаешь баш, а потом вдруг встречаешься глазами с тем, кто съест тебя после смерти? И молча отворачиваешься и плывешь в другой угол аквариума…

Смерть

А смерть сидит на скамеечке возле подъезда и ждет. Провожает тебя взглядом не здороваясь, но и не прощаясь – она ждет. У нее-то есть время, ей не надо бегать туда-сюда, с работы на работу, она просто сидит и ждет. У нее есть время, у нее его гораздо больше, чем у тебя, ты ведь не можешь даже позволить себе остановиться и взглянуть ей в лицо, ты проносишься мимо каждый день, но бьюсь об заклад, что, встретив, ты даже не узнаешь ее. Ты можешь почувствовать что-то: что-то знакомое – цвет, запах или взгляд. Взгляд в спину. Она всего лишь смотрит тебе в спину и ждет.
Сначала ее замечаешь только ты, но вскоре, сидящую на скамеечке у твоего подъезда, ее начнут видеть и твои знакомые и станут реже посещать тебя. Тебе все тяжелее будет переносить ее взгляд, и ты перестанешь выходить из дому. Родные и близкие будут приносить тебе еду и лекарства, а потом просто перестанут приходить. И в один прекрасный день Она поднимется к тебе по лестнице и войдет в дверь.
Теперь Она станет готовить тебе еду и приносить к постели лекарства, и ты наконец-то сможешь рассмотреть ее лицо. Ты перестанешь включать телевизор, потому что на каждом канале будешь видеть только ее глаза. Отключишь телефон, потому что теперь в трубке ты будешь слышать только Ее голос. Она начнет говорить с тобою то женскими, то мужскими, то детскими голосами, а ты будешь отвечать ей шепотом. Ты начнешь узнавать ее запахи и звуки: шорох снежинок по стеклу, визгливый скрип сапог в пустом коридоре, тиканье часов, шум дождя в открытой форточке. И каждый взмах ее ресниц – сдвиг секундной стрелки, отмеряющей твое время. А потом она закроет глаза, и стрелки остановятся. Тихо.

Пойдешь ко мне работать на кладбище?

Эй, малец! Сяду я здесь. Да, сяду. Ты че пьешь? Пьешь, говорю, чего? А, хуйню всякую пьешь. Де-ше-ву-ю. А это потому, почему, знаешь? Потому что работа у тебя ху-ё-ва-я. Вот у меня работа – тыщи платят! Пойдешь ко мне работать? Я рою – и закапываю. Р-рою и закапываю. Пойдешь, говорю, ко мне на кладбище работать? Тыщи платят! Я р-рою – и закапываю! Че, не трогай? Не трогаю я тебя! А это не грязь, не грязь это. ЗЕМЛЯ! Н-не трожь з-землю! Я вот этими руками РОЮ И ЗАКАПЫВАЮ! Рою и закапываю! Я всех закопаю! И тебя закопаю! Пойдешь ко мне работать? Че, деньги? Деньги не нужны мне, их у меня много. Тыщи платят! Только мужика нет, один я. Мужика надо работать. Один я. Найди мне мужика закапывать. Чтобы работящий был, хороший. Да что ты такой неученый, я говорю? М-мужика мне надо, р-работать! Сам ты в-вонючий! Я школу с серебряной медалью закончил! Запомни – с СЕ-РЕБ-РЯ-НОЙ!!! Всех вас закопаю. Ну ты, куда пошел? Мужика мне, мужика мне, говорю, найди! Чтоб работящий был! Тыщи платят…