Я победил дракона

Я победил дракона
И труп принцессы
Пусть повисит до утра
На воротах замка

Да, ничего, не сложно
Тупая самка
Это ж блондинка, просто
Пустая тёлка

Да не вопите, мама
Ну что вам, жалко?
Вон сколько новых виснут
По переулкам

До любой принцессы доходит

До любой принцессы доходит: «Бля…
Ты не центр Вселенной — ты лишь Земля.
Просто цыпа, кисонька… У руля
Не стоишь и маршрут не чертишь.

Ты одна из мно… Вот такой пиздец.
Обойди весь мир — это так везде.
Даже там, где с вилами по воде
Бодро пляшут больные черти».

До любой принцессы доходит: «Вот,
Солнце село и утром оно встаёт.
Даже если кто-то безбожно врёт —
Небеса не рухнут».

Но не каждой девочке знать дано:
Где реально солнце, а где окно.
Почему темно. Есть ли в жизни дно.
Есть ли жизнь на кухне.

До любой принцессы доходит ОН.
До какой-то принц, до другой — дракон.
А до третьей — в кепочке почтальон —
Весь седой и хмурый.

Грубоватый, грязный и холостой.
У него таких — в пару дней по сто.
Телеграмму вручит, а текст простой:
«жизнь прошла тчк ты дура»

Кащей бессмертный

А в яйце у него игла,
А в глазах у него тоска:
— Что ж ты счастье не сберегла?
Василисушка!

Что мне с золотом сундуки!
Что мне чаши из серебра?
Погибаю тут от тоски
Беспросветная жжёт хандра.

Он выходит на парапет,
Беспилотник пускает ввысь:
— Забери её, мочи нет!
Отыщи и домой вернись!

Старая история

Далеко-далеко за лесом,
Где деревья светлы и сонны
В старом замке икнёт принцесса,
Доедающая дракона.

Верный конь на тропе споткнется
Под кольчугой из темной стали.
Поперхнувшись, промолвит: — Рыцарь,
стоп! Мы, кажется, опоздали.

Принцесса

Принцесса выходит из замка, сожрав дракона,
Принцесса двенадцать лет не видала солнца;
Она сегодня объявлена вне закона,
И вся королевская конница ознакомлена
С приказом –
У конницы нет вопросов.

Быстрым шагом сбегает с крыльца
Красавица. Она
Собирается навестить отца.
Принцесса смеется солнцу,
Она сюда не вернется.

На опушке леса созрели вишни,
У принцессы веса ни грамма лишних,
У принцессы четыре заочных высших,
Познала Дао,
Читает Ницше.
Тропинка, петляя, уходит выше.

Глумясь в отраженье зеркальца
Чешуйки смахивает с лица,
Поправляет волосы, не спеша
Облизывает пальцы –
Все руки
В вишневом соке.
Щекочет ноздри ласковая пыльца.

Над развилкою месяц остался висеть
Тропинки за лесом не видно совсем
Принцесса
Поправляет свой пыльный АК-47
И идет в деревню.
За ней
Наступает осень

коротко ли долго

Близкие сходятся, дальние расстаются.
Долго ли, коротко, вышла на берег Маша.
Тапки сняла,
Покрутила волшебным блюдцем,
Яблочко съела, закинув огрызок в море.
Что ни загадывай, кажет одно лишь горе,
Что ни задумывай, только лишь посмеются.
Лучше не видеть вовсе, чем жить пустое,
Легче на шею камень, чем дальше больше.

Каменны реки, ягодное болото,
Сколько клубку катиться — вернет по кругу.
Всё  исходила, дурко, ждала кого-то —
брата, соседа, волка, милого друга,
беглого, дальнего… вышла на берег, море
мокро ругалось, выплюнув золотую.
Рыбка сдарила Маше две новых юбки
Да башмаков две пары на смену старым.

— Знаешь, сказала рыбка, я так устала!
— Знаю, сказала Маша, сама такая.